Бесспорно, что наступать начал Азербайджан. Михаил Делягин о карабахо-азербайджанской ситуации

Бесспорно, что наступать начал Азербайджан. Михаил Делягин о карабахо-азербайджанской ситуации

Российский экономист, политолог, публицист и политик Михаил Делягин в интервью с ArmLur.am представил свою позицию по Нагорно-Карабахскому конфликту. 

– Во первых я бы хотела чтобы вы объективно оценили то, что происходилo на линии конфликта, кто его начал, кто был инициатором? Инцидент можно назвать войной?

– Информация, как обычно в таких случаях, противоречива, но бесспорно, что напряженность нарастала в течение двух месяцев и что наступать начал Азербайджан. Азербайджанские власти успели тожественно отрапортовать о наступлении и даже о занятии сел и стратегической высоты. Потом, насколько можно понять, оказалось, что они сильно поторопились, – но, вне зависимости от того, кто начал эскалацию напряженности, воспользоваться ей попытался именно Азербайджан, – и его попытка провалилась. Это не война, хотя, возможно, это была попытка уничтожения НКР. Попытка с негодными средствами, но программа-минимум – отвлечь народ Азербайджана от социально-экономических проблем, вызванных удешевлением нефти, – безусловно, выполнена, и ужасная цена этого – человеческие жизни, – похоже, считается приемлемой.

– А здесь можно увидеть следы Турции?

– Турецкие власти с воплем восторга поддержали Азербайджан, вероятно, просто чтобы нагадить России. Я прекрасно их понимаю: после того, как Россия не признала право турецких руководителей убивать наших граждан в Сирии, они пообещали нам разжигание войны в НКР и страшно обрадовались, что можно объявить о выполнении своих угроз. Безусловно, они подзуживали власти Азербайджана, – но решение те принимали самостоятельно. Не стоит забывать и о возможной роли США: президенты Армении и Азербайджана были там на саммите в момент начала боевых действий, но армянское руководство, в отличие от азербайджанского, не распространяло свои фотографии с американскими государственными деятелями. В результате возникло ощущение, что нападение Азербайджана было санкционировано США так же, как нападение Саакашвили в 2008 году на Южную Осетию.

– На сегодняшний день было приобретено устное соглашение о прекращении огня на границе, но как Вы думаете, возможен ли повтор таких крупномасштабных операций?

– Не знаю. Я надеюсь, что горе семей, потерявших своих близких, успокоит горячие головы, – и боюсь, что успокоит ненадолго. Этот страшный день 2 апреля напомнил всем правоту Громыко, сказавшего: «Лучше десять лет вести переговоры, чем десять минут – войну». И я верю, что нам всем удастся последовать совету Черчилля, заметившего: «Большинство войн в истории человечества удалось избежать, просто отложив их».

– А как вы видите решение этого конфликта?

– Без экономического возрождения Закавказья этот конфликт неразрешим, так как нищета рождает ненависть и резню, – а практика убедительно доказала, что без сотрудничества с Россией даже нефть не приносит массового благосостояния. Смягчить напряженность можно пониманием потребностей обеих сторон и максимальным их удовлетворением, – на основе предложений, которые, насколько можно судить, уже делались Россией и не принимались, по крайней мере, Азербайджаном. Эти предложения подразумевают поэтапное движение к положению, при котором Азербайджан получает устойчивый и безопасный транзит гражданских грузов по территории Армении в Нахичевань и возврат своего населения в пять из семи районов «зоны безопасности» Арцаха, которые не являются необходимыми для его выживания с точки зрения транспорта и водоснабжения.

Эти пять районов являются демилитаризованными и периодически проверяются совместными инспекциями. В них размещаются российские миротворцы, финансируемые на паритетной основе Арменией, Азербайджаном и Россией, в них не действуют службы безопасности Азербайджана. В остальном они признаются его неотъемлемой частью, а Азербайджан признает право НКР на самоопределение. Понятно, что это не окончательный вариант в силу неполноты статуса пяти демилитаризованных районов Азербайджана и неопределенности статуса двух районов, необходимых для жизнеобеспечения Арцаха, однако это значительный шаг вперед.

Идеалом мог бы быть обмен этих двух районов на остальные пять районов, но все это мечты, ибо руководство Азербайджана не в силах признать утрату контроля за НКР. Остается ждать появления азербайджанского де Голля, который сможет признать реальность в отношении НКР так же, как французский де Голль признал ее в отношении Алжира.

– Для армян всегда была  важна тема продажа оружия, а вице премьер-министр России заявил, что Россия и дальше будет продавать оружие Азербайджану. На ваш взгляд надо было такое заявление делать когда на линии такая ситуация?

– Обострение ситуации, естественно, вызвало вопросы в отношении заключенных контрактов о поставках оружия Армении и Азербайджану. Рогозин подтвердил, что обе страны остаются нашими стратегическими союзниками, и Россия будет выполнять свои обязательства в отношении обеих, не становясь ни на одну из сторон против другой, – по крайней мере, пока одна из них не поведет себя однозначно неадекватно. В то же время предоставление Армении льготного кредита на закупку российского оружия, о котором было сообщено в феврале этого года, стало в том числе и ответом на опасения об изменении отношения России к Армении после «энергомайдана» в Ереване. Подтверждение российских обязательств, в том числе и по поставкам в рамках данного кредита, призвано успокоить горячие головы в Азербайджане.

Наира Оганнесян