Следы Анкары в этом процессе очевидны. Федор Бирюков о карабахо-азербайджанской ситуации

Следы Анкары в этом процессе очевидны. Федор Бирюков о карабахо-азербайджанской ситуации

Политтехнолог Федор Бирюков в интервью с  ArmLur.am  представил свою  позицию по Нагорно-Карабахскому конфликту. 

– – Во первых я бы хотела чтобы вы объективно оценили то, что происходилo на линии конфликта, кто его начал, кто был инициатором? Инцидент можно назвать войной?

– Я полагаю, это провокация, нацеленная на «расконсервирование» военного конфликта в этом регионе. Причем, если судить по довольно противоречивым сообщениям СМИ Азербайджана и Армении, тут, как в любой современной гибридной войне, медийное оргоружие играет одну из ведущих ролей. Так что мы имеем дело если не с классической войной пока что, то уж с гибридной точно.

–  Какие результаты вы ожидаете от переговоров?

–  Россия будет добиваться начала цивилизованного переговорного процесса между Арменией, Азербайджаном и непризнанной НКР. На сегодняшний день это единственный реальный способ предотвратить полномасштабные боевые действия.

–  Здесь можно увидеть следы Турции?

– Учитывая постоянную заинтересованность Турции во влиянии на Азербайджан (радикальные «османцы» считают турок и азербаджанцев одним народом и выступают за присоединение азербайджанской территории к Турции), следы Анкары в этом процессе очевидны.

– Но почему Азербайджан именно сейчась начал обострение.

– Любой законсервированный, т.е. не разрешенный территориальный конфликт – это мина, которая может быть активирована в любой момент. Сейчас, в принципе, удобный момент. Мировое сообщество занято проблемой мирового терроризма и незавершенной войной в Сирии, также на повестке дня остается ситуация на Украине, плюс миграционный кризис в Европе. При этом Запад демонстративно дистанцируется от режима Эрдогана. Турция, бросившая вызов России в надежде на полномасштабную военно-политическую поддержку НАТО, оказалась в очень тревожной для себя ситуации.

Поэтому возобновление пока что гибридной войны в Нагорном Карабахе, во-первых, позволяет Анкаре усилить свое влияние на часть политических кругов Азербайджана и попытаться в перспективе поссорить эту страну с Россией, создав серьезные проблемы также и для Армении. А во-вторых, создать еще один очаг напряженности в Закавказье, опять-таки недалеко от России. В целом же, проблема Нагорного Карабаха – одно из звеньев цепочки нерешаемых в постсоветской геополитической реальности проблем. За 25 лет после развала СССР ничего принципиально не поменялось, большинство государственных образований на постсоветском пространстве находятся в условиях вечной “недоразвитости”.

Это можно исправить только реализацией нового интеграционного проекта “СССР-2”. Нужен наднациональный геополитический субъект, который бы навел элементарный порядок в регионах. Полагаю, политические элиты большинства постсоветских стран придут к пониманию неизбежности проекта «СССР-2» в течение ближайших 10 лет. Это будет, разумеется, откровенно пророссийская интеграция, отвечающая интересам всех народов бывшего Совесткого Союза.

– На сегодняшний день было приобретено устное соглашение о прекращении огня на границе, но как Вы думаете, возможен ли повтор таких крупномасштабных операций?

– Перемирие заключено при непосредственном участии РФ, в ходе встречи представителей Армении и Азербайджана в Москве. Россия держит ситуацию под контролем. Есть гарантия, что Россия будет постоянно умиротворять регион. Но чтобы решить проблему принципиально, нужен проект «СССР-2».

Наира Оганнесян